Латвия катастрофа в Maxima Золитуда инженеры, контроль, строительные узлы и материалы

Крыша здания супермаркета Maxima в Золитуде обрушилась из-за неправильного, ошибочного или некомпетентного решения нижнего узла соединения несущей стропильной фермы, заявил в суде председатель Латвийского совета по строительству, строительный инженер Артис Дзиркалис

Крыша здания супермаркета Maxima в Золитуде обрушилась из-за неправильного, ошибочного или некомпетентного решения нижнего узла соединения несущей стропильной фермы, заявил в суде председатель Латвийского совета по строительству, строительный инженер Артис Дзиркалис. приглашенного Госполицией для проведения экспертизы.

Оценив строительный проект и процесс проектирования, он выявил также некоторые недочеты в документах и несоответствия нормативным актам.

 

Уважаемые жители Латвии. Прошу оценить «высокий слог дипломатического искусства, ровно, как

выражения, словно у адвоката убийцы, у которого нет шанса».

Более невнятного эксперта и придумать сложно. Как будто, речь дипломата готовила вся его канцелярия и младшие помощники.

Термин “ферма” не подходит, для понимания судьями,

  • Это слово паразит, – вместо «комплексный узел», «комплексный механизм», «ряд последовательных или нет устройств», «деталей и механизмов».

Все ,мы, видели, печатную плату компьютера ( материнскую плату ), похожие платы меньшего размера, можно увидеть и в бытовых приборах (ТВ. Микроволновка и даже утюг).

Следуя логике эксперта, там не просто ферма, а целый колхоз и агрокомплекс, вместе взятые,

  • Согласитесь, что в плате гораздо больше механизмов и узлов, чем строительном, конкретном нижнем узле, входящем в неизвестную «аморфную ферму» и вместе взятых.
  • Слово «ферма», была взята, из английского языка недобросовестными проектировщиками, ради запускания тумана на очевидные слова и понятия. Это слова, для узкого круга проектировщиков, которые, при этом, требуют уточнений, в виде технической документации. В суде, вместо этого, требовалась бы, его расшифровать, но тогда, естественно, были бы заданны, уточняющие вопросы. Собственно. что и не  произошло.

Опасные вопросы не заданы и не пришлось выкручиваться.

Но мы то с вами, не такие наивные, если нет уточнений, то самое худшее, от нас и утаили:

«Оценив строительный проект и процесс проектирования, он выявил также некоторые недочеты в документах и несоответствия нормативным актам».

 

некоторые недочеты в документах: могут означать подделку и искажения, как в документации проекта, так и в документации, самого процесса строительства, и всех  несоответствию нормативным актам.

То есть, нет ответа минимум на 3 вопроса, скрытых за словом ферма:

1.некоторые недочеты в документах проекта.

2.некоторые недочеты в документации самого процесса строительства.

  1. несоответствие в документации нормативных актов.

3 вопроса, и каждый, требует точного указания, и обоснованной аргументации, как минимум по 3 на вопрос( слово «некоторые», судопроизводство трактует как 3, если нет уточнений).

Многие специалисты, ранее выразили, вполне конкретные причины,

Но ни одно, из них, не было озвучено, по невыясненным причинам или потому, что «ферма»?

Что это некомпетентность, о которой говорит наш президент Латвии?

 

Да, но это не рядовой случай, по взысканию незаконно,  начисленных счетов, от „Rīgas Namuparvaldnieks”,  рассматриваемый, где-нибудь в Елгаве.

Это уже в Риге!

 

То есть, как мы и утверждали, ранее, судьи судят по заранее спланированному шаблону, где в лучшем случае, предусмотрено 2 варианта.

 

Откровенно говоря, это полный провал судебной системы в Латвии и вероятно, законодательства.

Так, как, возможно, законы, которыми руководствуются судьи,  не имеют никакой системной логики, или, и противоречивы.

 

 

21 ноября 2013 года в результате обрушения здания супермаркета Maxima в Золитуде погибли 54 человека и несколько десятков людей пострадали. Основной версией причин обрушения считается нарушение строительных норм.

Прокуратура признала потерпевшими по делу 263 человека. Материалы дела обобщены в 80 томах, а общий размер заявленной компенсации составляет 155 млн евро. По делу проходят 144 свидетеля, привлечены десять экспертов. Обвинения предъявлены девяти лицам.