Особый статус Константинопольского патриархата – пережиток прошлого

Создание новой независимой церкви в Украине вызвало критику в православном мире. Особый статус Константинопольского патриархата – пережиток прошлого, считает Миодраг Шорич.

 

 

Способность отвечать на современные вызовы в политической и общественной сферах не является сильной стороной всех православных церквей. Например, греческая церковь до сих пор говорит о “Константинопольском патриархате”. Однако город, когда-то бывший столицей Византийской империи, уже несколько веков называется Стамбулом. Нынешнее влияние тамошнего патриарха невозможно сравнивать с тем, какое имел глава церкви в византийские времена. Почему же он до сих пор является первым среди равных в православном мире? Потому что так было в позднем средневековье? Или греки надеются “вернуть себе” Константинополь? Это абсурдно. Особый статус константинопольского патриархата стал пережитком прошлого. Вместо того чтобы улаживать конфликты, он создает их – сегодня в Украине, Эстонии или Болгарии, а завтра, может, в других частях мира.

Однако церковный конфликт последних недель, каким досадным он бы ни был, таит в себе шанс на то, что национальные православные церкви смогут изменить взаимоотношения, сделав их равноправными и более демократичными. Например, патриархаты могли бы сменять друг друга во главе православного мира на один год. Демократия и равноправие способствуют открытости и терпимости. И никто из них не смог бы длительное время ставить себя выше церковного права и правил.

 

Варфоломею следовало не спешить с предоставлением автокефалии. Решения, имеющие историческое значение, согласно церковному праву, должны приниматься с согласия всех тех, кого они касаются. Однако патриарх в Стамбуле позволил себя поторопить, прежде всего, украинскому президенту Петру Порошенко, который борется за свое переизбрание в конце марта нынешнего года. Популярностью у украинцев он не пользуется, поскольку экономика не в лучшем состоянии, иностранных инвестиций мало, широко распространена коррупция, а на востоке страны все еще нет мира. Порошенко надеется получить дополнительные голоса избирателей благодаря созданию независимой украинской церкви.

 

Миодраг Шорич

Америка воспринимает себя родиной свободы, прежде всего, религиозной свободы. Страна, в которую несколько веков подряд бежали люди, спасаясь от преследований. И страна, в которой постоянно возникают новые религиозные общины: саентологи, мормоны, свидетели Иеговы, большое число евангелических церквей. Многие из них с использованием больших денежных средств пытаются вести миссионерскую деятельность по всему миру, в том числе и в Восточной Европе.

решение Варфоломея поддержали госсекретарь США Майкл Помпео, бывший американский вице-президент Джо Байден и бывший заместитель директора ЦРУ Джек Девайн. Вашингтон поддерживает церковный раскол в Восточной Европе. Влияние Москвы – в том числе и церковное – на Украину должно быть ослаблено. С точки зрения США, это легитимно. Многим американцам совершенно чужды сомнения, обоснованные церковным правом: почему в наше время люди должны придерживаться решений церковных соборов четвертого века?