Канцлер, пусть неосознанно, но шаг за шагом разрушает Европу

4

 

Вместо того, чтобы способствовать европейскому единству, спровоцированные Меркель дебаты о квотах беженцев возродили политику национального самосознания в таких странах как Венгрия, Австрия и Италия. Когда в 2016 году Британия проводила референдум о членстве в ЕС, сторонники Брексита использовали фотографии направляющихся в Германию беженцев в качестве примера того, что в Европе все пошло не так.

На самом деле, миграционная политика Меркель настроила против нее не только европейских партнеров Германии, но и значительную часть ее собственной политической коалиции. Когда Германия пыталась справиться с наплывом беженцев, Меркель, которая до того нравилась почти всем, превратилась у себя в стране в политическую фигуру, вызывающую разногласия. Партия евроскептиков «Альтернатива для Германии», которая до миграционного кризиса была близка к полному вымиранию, вернулась к жизни на волне жестких антииммиграционных настроений.

Многих обозревателей в реакции Меркель на усиливающийся раскол в Европе озадачивает то, что она в такой ситуации практически бездействует.

Во время пароксизмов еврокризиса Меркель подавала сигналы о том, что когда вернется стабильность, она поддержит более смелую концепцию еврозоны и начнет движение к прочной политической интеграции. Многие в Европе считали такие действия необходимыми как для долговременного выживания евро, так и для придания новых сил ЕС после нескольких лет экономических неурядиц и политического раскола.

Поэтому, когда во Франции избрали Эммануэля Макрона, однозначно занявшего проевопейские позиции, у многих появилась надежда на то, что под руководством Меркель опасливая Германия наконец-то перепрыгнет через свою тень, пойдет на риск и откроет кошелек во имя европейского единства.

Но Меркель выжидала почти год, прежде чем присоединиться к Макрону в вопросе европейской реформы. Как признают даже самые стойкие ее сторонники, то, что она предложила в итоге, — отнюдь не большой скачок вперед, на который надеялись многие, а невразумительное обещание выделить несколько миллиардов евро на усиление «бюджетного потенциала» еврозоны.

Меркель дрогнула, побоявшись настроить против себя свою консервативную базу избирателей.

Но запланированные на следующий год европейские выборы стремительно приближаются, а открытое Макроном окно возможностей для смелых действий быстро закрывается.

Что касается беженцев, то и здесь Меркель вряд ли добьется серьезных результатов. Она практически признала, что не стоит возлагать особых надежд на брюссельский саммит. Максимум, на что можно рассчитывать, это на мелкие двусторонние сделки, которые помогут ослабить нагрузку на Германию.

Этого может оказаться достаточно, чтобы припереть баварцев к стенке до дня голосования. Но даже если Меркель выиграет битву в Брюсселе, война из-за ее политики по беженцам — а соответственно и сражение за ее политическое будущее — продолжатся.

назад