Пирамиды в соцсетях: facebook, vk и др

По сути, продаются места в реферальной сети, так называемой матрице. Купив за скромную сумму несколько мест, участник затем может продать их следующим привлеченным рефералам. И так далее. Организатор сети получает прибыль с каждого реферала.

Зазывалы, вовлекающие клиентов в такие проекты, называются рефоводами, хотя на форумах чаще используется слово «лоховоды». В русском сегменте интернета уже появилась целая армия таких людей.

Работают они, как правило, сразу на несколько проектов. Так, несколько обнаруженных “Ъ” в Facebook представительниц сообщества вовлекали клиентов одновременно и в «Кэшбери», и в криптопроект PlatinCoin, и в некие инвестфонды «Автомайн» и «Евробит», параллельно распространяя БАДы и даже ивановское постельное белье. Рефоводы не скрывают, что зарабатывают не на инвестициях, а на построении матрицы.

Они прекрасно знают, что имеют дело с пирамидами, и отдают себе отчет, куда зовут своих многочисленных «френдов» из соцсетей.

Чтобы «клиент пошел», необходимо много и постоянно разговаривать с людьми, рекомендуют реферальщицы из матричного проекта Tirus LTD в своем видеоблоге. Нужно писать во все доступные мессенджеры. Искренне интересоваться собеседником. Задавать личные вопросы. «Впаривание, втюхивание» не работают. Не стоит приглашать в матричный бизнес сразу же при первом контакте. Первая встреча существует для того, чтобы назначить вторую и третью. Необходим личный контакт, общение голосом. Пусть даже по Skype. Переписка — как прелюдия к очной встрече. Очень хорошие результаты дает переманивание рефералов из одного проекта в другой. Люди опытные, но неудовлетворенные полученным финансовым результатом — лучшая клиентура.

Директор департамента ЦБ Валерий Лях — о том, как охотятся на финансовые пирамиды

Директор департамента ЦБ Валерий Лях — о том, как охотятся на финансовые пирамиды

Привлекать людей в сообщества в соцсетях, которые обещают «научить зарабатывать миллионы за месяц», очень просто, считает руководитель отдела SMM компании «Ситимобил» Владислав Кузьменко. «Гораздо проще, чем в сообщества брендов или тематические группы, даже просто развлекательные. Здесь работают законы, ровно противоположные тем, что существуют в классическом продвижении в интернете»,— указывает он.

Рецепт прост. Берется самый эффективный рекламный формат в конкретной соцсети (чаще всего это пост в ленте). Создаются креативы самого отвратительного качества, в которых обязательно показывается человек, который уже заработал 1 млн руб. «за 24 минуты после того, как подписался на ресурс». Креатив снабжается текстом с большим количеством эмодзи. Далее пост распространяется на широкую аудиторию, особенно выделяя тех, кто подписан на бизнес-паблики с мемами. При этом удерживать людей в таких сообществах достаточно легко: нужно постоянно публиковать выдуманные правила жизни, рассказывать «рабочие» кейсы, иногда — отзывы о том, как замечательно помог продукт (курс, контент в паблике и т. д.).

Словом, три главных правила таких стратегий — обещать золотые горы, делать это плохо и забыть про совесть, резюмирует Владислав Кузьменко.

Другой способ заработка на мошеннических проектах — инвестиции в хайпы. Хайп (HYIP) — аббревиатура от английского High Yield Investment Program. По сути, это те же пирамиды. Чем больше клиентов вложат денег, тем больше заработают организаторы. Инвесторы в хайпы тоже отлично знают, в чем дело. И понимают, что скам — закрытие проекта и исчезновение его админов с деньгами — неизбежен. Их мастерство не в том, чтобы привлечь как можно больше «лохов» в проект, а в том, чтобы вовремя вывести средства с прибылью. Прежде чем вложиться в хайп, они анализируют его и прикидывают, сколько осталось до скама. Не всегда прогнозы сбываются, и серийные «хайполовы» теряют деньги. Однако профессионалы хайп-инвестиций закладывают это в свой бизнес-план. Талантливые хайп-бизнесмены почти никогда не остаются внакладе.

динственный в России профессиональный криптодетектив Владимир Дьяков в прошлой жизни занимался розыском пропавших банковских активов. Теперь он, организовав агентство Crypto Detective, мониторит российских клиентов по заказу западных компаний, а в свободное от работы время изучает и разоблачает мошеннические проекты в интернете.

Психолог Андрей Кёниг — о том, кто и как участвует в строительстве финансовых пирамид

Психолог Андрей Кёниг — о том, кто и как участвует в строительстве финансовых пирамид

Накануне скама «Кэшбери» Владимир Дьяков зафиксировал: в закрытой группе «ВКонтакте», где собирались инвесторы проекта, состояло 186 тыс. участников. «У них была закрытая инструкция, что для участников выше 13-го уровня (одна из ступеней в иерархии пирамиды.— “Ъ”) есть обязанность выезжать на любое мероприятие компании в России, где бы оно ни было. Если ты не едешь, тебя штрафуют и понижают уровень»,— говорит он. Сам господин Варданян в своих блогах сообщал, что на последнюю встречу «Кэшбери» в Сочи (кстати, она проходила в том же месте, где Банк России проводил форум Finopolis) приехало около 6 тыс. человек. Господин Дьяков полагает, что это люди, которые смогли в «Кэшбери» заработать. По его оценке, 12–13-й уровни присваивались участникам, привлекшим в пирамиду не менее 10 млн руб. «Получается, что денег в системе было гораздо больше, чем сейчас говорят. Это минимум 6 млрд руб.»,— оценивает он. А если учесть, что значительная часть средств вкладывалась за счет заемных денег, то масштаб катастрофы выглядит очень серьезным.

Ежедневно в интернете возникают все новые пирамиды. Особенно часто — основанные на инвестициях в криптовалюты. «Блокчейн как будто бы создан для построения пирамид. Смарт-контракты очень удобны для реферальных программ,— поясняет господин Дьяков.— Тот, кто сверху, контролирует тех, кто внизу: на каждый поступающий условный электронный рубль, допустим, десять условных электронных копеек падает обратно в его кошелек. Это избавляет руководителей процесса от необходимости делать выплаты вручную, вести какие-то базы данных».

Законодательных методов борьбы с таким явлением пока нет. Нет состава преступления, нет доказательств, нет возможности разыскать организатора.

А чаще всего — нет и пострадавших, которые до последнего верят, что организаторы мошеннических проектов вернут им вложенные средства. Но, как говорит практикующий психолог Андрей Кёниг (см. интервью), даже понимание того, что их обманули, зачастую не приводит к отказу от участия в других пирамидах. Иррациональная вера в «успешный успех» и с небес свалившееся богатство — свойство, на котором будут зарабатывать все новые и новые Мавроди.